Год театра в России

Глава 3. Под звездою Малого театра. Закревские

Период яркой театральной жизни в Ивановском пришелся на 40-е – 50-е годы XIX века. В это время усадьбой управляли дочь и зять графа Ф.А. Толстого – графиня Аграфена Федоровна и граф Арсений Андреевич Закревские. Близость их подмосковной дачи к Москве задавала тон культурной жизни владельцев, в центре которой были увлечения театром и балами. Ситуация в театральном мире Первопрестольной к этому времени существенно изменилась. Все большую популярность на театральных сценах приобретал национальный репертуар. Афиши Большого Петровского и Малого театров (в то время театры были объединены) заполняли произведения европейской классики, а также «переводные» и переделанные на русские нравы пьесы. В театрах активно ставили Фонвизина, Грибоедова, князя Шаховского, Гоголя, Островского. На сценах блистали талантливые актеры – П. Мочалов, М. Щепкин, В. Живокини, И. Самарин, П. Садовский, А. Колосова, Н. Никулина, М. Львова-Синецкая. Театры ломились от публики.

 1-1  2  3 (2)

Театральная площадь Москвы, 1830-е гг. * Василий Живокини * Иван Самарин                      

Режиссер Малого театра С.П. Соловьев писал, что в Малом театре «в сороковых и в пятидесятых годах …было что посмотреть, и состав его репертуара и персонал исполнителей сделали бы честь любому европейскому театру…».                

Новые веяния в театральной Москве отразились   на театре в Ивановском, который стал развиваться под влиянием Императорского Малого театра, стараясь соответствовать духу времени и уровню профессионального театра. Этому во многом способствовало назначение графа А.А. Закревского в 1848 г. на пост военного генерал-губернатора Москвы.                                                                    

                                                                             ***

Закревские были заядлыми театралами. Хозяйке, Аграфене Федоровне, любовь к театру была привита с детства. Ее мать С.А. Толстая (урожд. Дурасова) была родной сестрой Н.А. Дурасова, владельца трех домашних театров, в том числе,  знаменитого театра в Люблино, и  юная Аграфена, несомненно, бывала в театрах дядюшки. Отец, граф Ф.А. Толстой, был тесно связан с театральным миром, сумел создать в Ивановском прекрасный театр: «Старик-то, видно, человек со вкусом был, и страсть к искусству имел, труппа своя постоянная была. Сам Император Александр, рассказывают тут старые дворовые, приезжал к нему сюда гостить, и на спектакле был. Барин был важный…». К 1829 г. в его роскошном особняке на Большой Дмитровке (ныне – здание Российской государственной библиотеки искусств) располагалась первая Московская театральная школа. Эмоционально одаренная и тонко чувствующая Аграфена Толстая не могла не заразиться театром. Граф А.А. Закревский с молодости любил ходить в театр. В его обширной библиотеке в Ивановском был «почти полный «Российский феатр», включавший все русские театральные сочинения XVIII в…». Известный русский историк театра Н.В. Дризен оставил любопытное упоминание о событиях в Шкловском кадетском корпусе, относящихся к 1880 г.: «…императрица (Екатерина II – О.П.) предприняла путешествие в Белоруссию и в Могилев для свидания с австрийским императором Иосифом II. По этому случаю местные  власти приготовили торжественную  встречу  государыне, а известный Зорич, кроме различных увеселений, устроил в своем Шкловском замке еще и театр, где в присутствии двух венценосцев (Иосиф II тоже приехал в Шклов) дворяне-любители исполнили пантомиму…Впоследствии на этом театре играли кадеты основанного Зоричем Шкловского корпуса.». В это время Арсений Закревский еще учился в Шкловском корпусе Зорича, и не мог не быть свидетелем, а, возможно, и участником, этих театральных постановок.

Увлечение театром передалось и дочери Закревских – Лидии. Живя у родителей в Москве, Лидия Нессельроде занималась переводами французских драм, которые игрались в московских театрах. На сцене Малого театра в 1856 г. в бенефис артиста Г.С. Ольгина в переводе Л.А. Нессельроде была поставлена мелодрама О. Фейе «Иоганн Пальма, живописец», а в бенефисе А.А. Вороновой 1858 г. – комедия Реаля «Не рой другому яму». В переводах Лидии шли в Москве и другие спектакли – «Три сердца», «Адрианна Лекуврер», «Жермен» и др. Помимо переводческой деятельности с театром ее связывала игра в любительских спектаклях.

                                                                         ***

Живя постоянно в Москве, Закревские регулярно посещали спектакли Малого и Большого театров, общались с популярными театральными актерами, режиссерами и писателями. А.Н. Островский, царивший тогда на сцене Малого театра, нередко читал свои новые пьесы в доме генерал-губернатора на Тверской. Разумеется, такой чести прогрессивный драматург удостаивался неспроста – это давало возможность всемогущему хозяину Москвы графу Закревскому совмещать художественное удовольствие с приглядом за содержанием новоиспеченных пьес. Опасаясь революционной смуты, граф был обязан по долгу службы проявлять внимание к театральной среде, где нередко выражались либеральные идеи московского общества. Однако действовал он аккуратно, решая деликатные вопросы тщательно и гуманно. Свидетельством тому может служить история взаимоотношений Московского Военного Губернатора и III Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, связанная с драматургом Островским и его новой пьесой «Банкрот» («Свои люди – сочтемся»). После выхода в свет эта комедия наделала много шума, вызвав   восторг у читателей и недовольство властей.  На писателя было заведено особое дело «О литераторе Островском, начатое 10 апр. 1850 г. Секретным отделением Канцелярии Моск. Военн. Генер.-Губернатора». При расследовании «выяснения личности и образа мыслей А.Н. по заказу III Отделения» граф Закревский, суммировав собранные им сведения, в итоге выдвинул преимущественно светлые стороны личности Островского и направил графу А.Ф. Орлову в III Отделение положительный ответ, чем значительно облегчил дальнейшую судьбу талантливого литератора. И все же образ графа с его негативными сторонами чиновника николаевского типа стал прототипом «старика, очень важного господина» Крутицкого в комедии Островского «На всякого мудреца довольно простоты». По мнению литературоведа В. Я. Лакшина, персонаж был явно «списан» с генерал-губернатора Закревского.

О пристальном надзоре генерал-губернатора за театральными деятелями говорит и отношение графа к актеру М.С. Щепкину – «желает переворотов и на все готовый».  В Записках сенатора К.Н. Лебедева от 1855 г. есть любопытное свидетельство этому: «Обед в Москве Щепкину по случаю 50-ти лет театрального его поприща, обед, делающий честь благородному артисту. Приветствия,  читанные профессором Баршевым и актером Шумским исполняют сердце любви и уважения к знаменитому комику. Оценка его сделана в легкой и живой речи старика С.Т. Аксакова, отца даровитых сыновей, из которых Константин, благодаря за тост отцу, отсутствовавшему по болезни, предложил тост за «общественное мнение». Граф Закревский не решился пропустить в газете этой Московской сцены, и я читал описание ее в письме Аксакова к Княжевичу. Честь и слава Москве за ее смелые начинания!». В тоже время сам граф и его семья наслаждались игрой Щепкина и старались не пропускать спектакли с его участием.

Дом генерал-губернатора был известен многим москвичам своими домашними спектаклями и яркими театральными действами, которые устраивались в честь приездов в Москву императора и членов его семьи. С.М. Загоскин, сын известного драматурга и директора московских театров, служивший в 1855-1857 гг. в канцелярии московского гражданского губернатора, оставил яркие описания одного из таких приемов, устроенного по случаю приезда в Москву царской фамилии: «…граф Закревский дал блистательный праздник с живыми картинами...Огромный зал генерал-губернаторского дома был обращен в живую картинную галлерею; на всех стенах были устроены большая и малая рамы, в которых, при поднятии занавеса, являлись картины, изображавшие различные эпизоды из русской истории. Все московские красавицы принимали в них участие». Душой этих постановок была графиня Аграфена Федоровна. Она не только организовывала театральные развлечения, но и сама вместе с дочерью и своими друзьями в них играла. Закревским удавалось в Москве и сельце Ивановском создавать яркие домашние представления. Историк театра Н.В. Дризен, характеризуя любительские театры 1730–1824 гг. отметил, что: «…и в позднейшее время можно встретить несколько любопытных эпизодов театрально-любительской деятельности. Интересны, напр., спектакли графа Закревскаго (Москов. генерал-губернатора)…».

                                                                        ***

Каким выглядел театр в Ивановском при Закревских и чем же он так прославился?

Будучи в отставке с 1831 по 1848 гг., граф Закревский много времени уделял благоустройству подмосковной дачи. Осуществленные им значительные переустройства коснулись и усадебного театра. Скорее всего, это произошло в 1851 г. после открытия и освещения в восточном флигеле главного здания усадьбы домовой церкви. Соседство с располагавшимся вблизи увеселительным местом – театром графа Толстого в Померанцевой оранжерее стало невозможным. Помещение для театра было пристроено к переходу между главным домом и западным флигелем. Это подтверждается материалами натурных исследований, проведенных в ходе реставрации флигелей, переходов и театра в усадьбе Ивановское на рубеже 1970-х – 80-х гг.: «Приблизительно в середине века к западному переходу пристраивается театр…  Его декор (речь идет о театральном зале – О.П.) лишен ампирной чистоты, промежуточный и венчающий карнизы  штукатурные по кирпичу, сложного и сухого профиля… кроме штукатурного декора интерьер театрального зала имел еще и росписи...Два помещения западного перехода были приспособлены под гардероб и артистическую…Исходя из описания проведенных в ходе реставрации усадебного комплекса работ, известно, что карнизы театра были из фигурного кирпича. Потолок театра был украшен плафоном…Театр, пристроенный к западному флигелю, относится к одному из позднейших периодов строительства усадьбы…после революции использовался как клуб». По мнению реставраторов, здание Померанцевой оранжереи «…неоднократно подвергалось существенным изменениям и перестройкам. В сер. XIX века использовалась как манеж...Остается предположить, что театр в померанцевой сохранял свое назначение до пристройки нынешнего театра…».

Пристроенный театр упоминается в воспоминаниях от 1857 года графини Лидии Ростопчиной – дочери известной поэтессы и дальней родственницы Закревских графини Евдокии Петровны Ростопчиной. Описывая свой приезд в Ивановское, Лидия весьма скромно описала сам театр: «…в Ивановском был прехорошенький театр, как почти во всех старинных барских усадьбах…», что совсем не соответствует  роскошному облику театра графа Толстого. О театре, явно уже пристроенном, писал в своих очерках историк русского театра, краевед Алексей Алексеевич Ярцев, посетивший Подольск и его окрестности летом 1892 года: «Театрик, прекрасно сохранившийся, и теперь очень мил, с просторною сценой, с хорошими уборными, с небольшим, но уютным залом. В нем и до сих пор дачники устраивают спектакли». Заметим, что таким предстает перед нами усадебный театральный зал в наши дни.

                                                                  ***

Так в каком же театральном зале ставились знаменитые любительские спектакли Закревских? Ответ на него прозвучал еще при жизни графини Закревской в апреле 1878 г., когда в журнале «Русский вестник» была опубликована первая часть романа Б. Маркевича «Четверть века спустя. Правдивая история», а подтвердился еще раз спустя 100 лет во время реставрации усадьбы. Изучив историю владельцев и театральную жизнь в Ивановском, современные исследователи Е.Л. и В.С. Уколовы пришли к выводу, что оставшиеся в истории театральные постановки Закревских связаны со сценой старого театра графа Толстого, что также подтверждается другими исследованиями.

Таким образом, историю театральной жизни в усадьбе времен Закревских можно условно разделить на два периода – спектакли, ставившиеся на сцене театра Ф.А. Толстого, куда на самом деле, по выражению Б. Маркевича, съезжалась «вся Москва», и практически неизвестный период (возможно, с середины 50-х гг.) постановок на сцене пристроенного театра.

В описании  театральной жизни в Ивановском  при Закревских  мы будем опираться на воспоминания  современников и единственное художественное произведение писателя того времени Б.М. Маркевича «Четверть века назад. Правдивая история». В этом романе действие начинается с мая 1850 г. и разворачивается на фоне жизни обитателей усадьбы Ивановское. Писатель дал подробное описание театрального зала, атмосферы репетиций и премьеры спектакля «Гамлет», нарисовал портреты занятых в нем актеров – любителей и гостей. Роман имел большую популярность, читатели узнавали в персонажах «известных государственных деятелей, светских персон, певцов и актеров». В  романе   место действия и реальные прототипы героев переименованы, но в содержании легко угадываются:  Ивановское (имение Сицкое), хозяева Закревские (Шастуновы), актеры-любители:  популярная камерная певица Мария Вердеревская (Ольга Елпидифоровна Акулина), ее будущий муж С.С. Шиловский (Ранцев), а также гости, среди которых  – отец певицы, бывший  гражданский губернатор Сибири Василий Евграфович Вердеревский, поэтесса Евдокия Ростопчина (княгиня Додо) с мужем и др.

Автор подробно описал атмосферу репетиций спектакля В. Шекспира «Гамлет» и упомянул готовящуюся постановку модного в то время водевиля «Лев Гурыч Синичкин» в переводе водевилиста Малого театра Т.Д. Ленского. Этот спектакль пользовался огромной популярностью. Закревские, несомненно, видели его в Москве и решили поставить у себя на даче. Из романа Маркевича мы узнаем, с какой большой ответственностью готовили свои роли актеры, как проходила премьера «Гамлета», как много зрителей пришло на спектакль. Подготовка к спектаклю шла на поистине профессиональном уровне. Приведем несколько отрывков из романа:

— «Утромъ, наканунѣ дня рожденія княжны, отошла послѣдняя репетиція Гамлета, представленіе котораго назначено было на завтра (Левъ Гурычъ Синичкинъ долженъ былъ идти днемъ позднѣе). На утро ожидалось много пріѣзжихъ изъ Москвы и подмосковныхъ, долженъ былъ прибыть графъ, наѣхать сосѣдство. Vittorio бѣгалъ какъ угорѣлый по всему дому, осматривая комнаты назначенныя для гостей, отдавая приказанія поварамъ, посылая гонцовъ за провизіей въ городъ».

— «Въ театрѣ шла не репетиція, а какое-то вавилонское столпотвореніе. Звонъ, гамъ, трескотня, визгъ и гулъ какъ изъ трубы. Въ оркестрѣ прибывшіе еще за два дня до этого изъ Москвы музыканты строили свои инструменты; сжавшись кучкой по своему обыкновенію, стрекотали подлѣ него «пулярки» съ дебелою «окружной», игравшею Раису Савишну во главѣ, готовясь пройти свои куплеты во Львѣ Гурычѣ Синичкинѣ».

К декорациям и костюмам графиня Закревская относилась очень тщательно и не скупилась на эти нужды. Костюмы для «Гамлета» заказывались ею у державшего большой костюмерный магазин на Чистых Прудах известного артиста Малого театра Петра Степанова. Из Москвы специально вызывались опытные парикмахеры, привозился театральный реквизит. Оркестр был набран из музыкантов Малого театра. За   дирижерским пультом в день премьеры стоял маститый дирижер и композитор Малого театра – Максимилиане Эрла́нгере. Такими выглядели  зал и сцена на премьере «Гамлета»:

— «Помѣщеніе театра занимало почти весь правый, двухъэтажный флигель дома. Гундуровъ такъ и ахнулъ войдя въ него. Онъ никакъ не воображалъ его себѣ такимъ объемистымъ, удобнымъ, красивымъ. Широкая и глубокая сцена, зала въ два свѣта амфитеатромъ, отставленныя временно къ стѣнамъ кресла, обитыя стариннымъ, еще мало выцтвѣтшимъ, малиновымъ тисненнымъ бархатомъ, пляшущія нимфы и толстопузые амуры расписанные по высокому своду плафона, сверкавшія подъ утренними лучами стеклышки спускавшейся съ него большой хрустальной люстры, проницающій запахъ свѣжаго дерева и краски, — все это подымало въ душѣ молодаго любителя цѣлый строй блаженныхъ ощущеній,…»

 — «Прекрасный театръ, – лучше чѣмъ у меня! Еще старикъ князь строилъ, знаю! Вкуса много имѣлъ!»

— «Вмѣсто писанной по полотну драпировки, какъ это обыкновенно водится въ театрахъ, порталъ сцены задрапированъ былъ, по мысли Ашанина, отъ самаго потолка настоящею пунцовою шерстяною матеріей, отороченною длинною бахрамой и перехваченною въ подлежащихъ мѣстахъ толстымъ, витымъ пополамъ съ золотомъ, пунцовымъ же снуромъ съ огромными на концахъ его кистями. Передній занавѣсъ былъ сдѣланъ изъ той же матеріи на сборкахъ и подбирался какъ стора на снуркахъ. За нимъ былъ уже другой, писанный занавѣсъ (изображавшій домъ въ Сицкомъ со стороны сада), который предназначенъ былъ къ опусканію послѣ сценъ Гамлета за которыми слѣдуетъ перемѣна декорацій… Три удара сапога о полъ раздались слѣва въ кулисѣ. Медленно и безшумно взвился на своихъ кольцахъ матерчатый занавѣсъ, и съ легкимъ колебаньемъ длинной бахромы подобрался красиво густыми фестонами подъ складки портала… Занавѣсъ съ изображеніемъ дома и сада въ Сицкомъ упалъ предъ зрителями; на сценѣ на мѣсто пилястровъ залы выдвинулись кулисы съ вырѣзными вѣтвями деревьевъ, опустилось въ глубинѣ прекрасно написанное полотно освѣщеннаго Эльсинорскаго замка съ дальнимъ видомъ моря, пратикабль рѣшетки мигомъ окружилъ террасу…».

Явно, что речь в романе шла о театре графа Толстого, заметно отличавшимся  от театрального зала, дошедшего до нас – «…это был театр по всей форме с ложами, на 400 человек…объемистый, удобный и красивый…имел широкую и глубокую сцену, залу в два света с амфитеатром». В нем еще было место для оркестра и суфлерской будки. 

В день премьер усадьба переполнялась множеством гостей, большинство актеров-любителей из числа московской знати могли гостить у Закревских все лето. Профессиональные актеры приезжали за несколько дней до спектакля. В дни праздников гостей собиралось по несколько сот, совмещая работу над спектаклем с балами и обедами у хлебосольных Закревских. Приглашались на спектакли и местные жители:

— «Уѣздное чиновничество съ женами и дочерьми, — иные съ десятилѣтними ребятами, — занимали всѣ задніе ряды креселъ, перешептываясь межь собой и то и дѣло оглядываясь на большую дверь противъ сцены, откуда съ боязливымъ нетерпѣніемъ ждался ими выходъ хозяйки и «всѣхъ этихъ ея аристократовъ»… Въ углу три учителя уѣзднаго училища жадно вычитывали афишу спектакля, усердно отирая платками свои страшно вспотѣвшіе лбы; они пришли пѣшкомъ изъ города со своимъ смотрителемъ…Въ воздухѣ струился крѣпкій запахъ только-что прокуренныхъ слугами духовъ. Пш, пш… донеслось изъ глубины залы…Все разомъ въ ней обернулось на входныя двери. Витторіо махалъ оттуда дирижеру бѣлымъ платкомъ…Раздались первые такты полонеза Жизни за царя, и подъ его звуки, подъ руку съ графомъ въ звѣздахъ на гвардейскомъ мундирѣ Финскихъ стрѣлковъ, милостиво помавая головой направо и налѣво въ отвѣтъ оробѣлымъ улыбкамъ и поклонамъ вскочившей на ноги при появленіи ихъ публики, вошла княгиня Аглая Константиновна, величественная и счастливая какъ царица … За нею, попарно, шла толпа гостей: графиня Воротынцева подъ руку съ княземъ Ларіономъ, Софья Ивановна съ бригаднымъ генераломъ, тридцатилѣтняя московская княжна съ княземъ Лоло, княгиня Додо съ командиромъ артиллерійской батареи…Московскіе жень-премьеры отыскали себѣ также дамъ въ числѣ московскихъ помѣщицъ-сосѣдокъ, попавшихъ въ почетный легіонъ гостей ея сіятельства...». 

                                                                               ***

В 1850-х гг. слава о любительских спектаклях Закревских распространилась по всей Москве. Ценные воспоминания об Ивановском оставил режиссер Императорской Московской драматической труппы, драматург и писатель Сергей Петрович Соловьев (1817–1879). Он славился в Москве своими постановками водевилей и комедий. Артист А.А. Нильский вспоминал о С.П. Соловьеве: «Будучи очень начитанным и способным человеком, он написал и еще более переделал, и перевел с французского множество комедий и водевилей. Самая известная из них и долго державшаяся  на сцене – это водевиль «Что имеем не храним – потерявши плачем» ….и переведенный водевиль «Что и деньги – без ума», который он мастерски перевел, в самый короткий срок, чуть ли не в одну неделю, для любительского спектакля у московского генерал-губернатора, всемогущего в свое время графа А.А. Закревского. С.П. Соловьев был очень любим графом Закревским и всегда, даже летом в деревню, бывал к нему приглашен в качестве режиссера, так как у графа часто устраивались домашние спектакли». Режиссер Соловьев писал: «Первый спектакль моей постановки, данный в селе Ивановском, был очень замечателен по особенному обстоятельству: графиня готовила его для высокоименитых гостей». Это было 5 сентября 1850 г., когда Великие князья Николай Николаевич и Михаил Николаевич Романовы в сопровождении московского военного генерал-губернатора графа А.А. Закревского посетили отреставрированный храм Знамения Пресвятой Богородицы в Дубровицах Подольского уезда и на обратной дороге заехали  в Ивановское. Хозяйка Аграфена Федоровна устроила в их честь роскошный прием с ужином, фейерверком и.… любительским спектаклем, поставить который и пригласили С.П. Соловьева.  «Спектакль был составлен из одной пьесы, старинной русской оперетки князя А.А. Шаховского Казак-Стихотворец и из четырех перемен живых картин и заканчивался великолепным балом и роскошной иллюминацией всего дома и большого сада….Все игравшие в пьесе отличались  своими способностями, сценическим тактом и вниманием ко всем замечаниям и советам;…картины же блистали богатыми, изящно сделанными костюмами и хорошо написанными декорациями». Все занятые в этом спектакле артисты принадлежали к высшему московскому обществу. «Между этими импровизованными артистами очень нередко встречались личности весьма даровитыя, относившиеся к искусству очень серьезно и с любовью…». С.П. Соловьев вспоминал, что дамы, узнав, что в спектакле всего одна женская роль, умоляли графиню Закревскую «придумать что-нибудь, чтобы и у них была возможность блеснуть талантами перед царственными гостями» и ему пришлось специально для них дописать сцену выхода казацких жен и дочерей с «казацкой» же пляской в ритме мазурки», которая была встречена публикой с восторгом. Потом спектакль с благотворительной целью повторили в московском доме генерал-губернатора, где главную роль Маруси играла талантливая артистка Малого театра Евгения Васильевна Бороздина 2-я.

                                          4

Евгения Васильевна Бороздина II-я

В любительских спектаклях Закревских принимали участие г-жа Новосильцева, княгиня Абамелик, графиня Е.П. Ростопчина, княгиня Щербатова. Нам не удалось найти их точные имена (имеющиеся печатные источники не во всем согласны между собою), но все же о некоторых из них можно коротко рассказать.

Меропа Александровна Новосильцева (1811–1880) была родной сестрой московского обер-полицейского А.А. Тимашева – Беринга и  супругой Петра Петровича Новосильцева, московского вице-губернатора, находившегося в подчинении графа Закревского. Она входила в круг приятельниц графини Закревской, дружила с поэтессой графиней Е.П. Ростопчиной. По отзыву графа Бутурлина «Меропа Александровна внешне была свежа, имела пышные плечи и светло-каштановые волосы. Она охотно занималась благотворительностью, состояла попечительницей Общества для бедных Мещанской части Москвы. Будучи очень доброй, она всегда была готова отдать последние нуждающемуся…». Была веселой, любила общество, увлекалась театром, литературой, музыкой, что и сблизило ее с графинями Закревской и Ростопчиной.  Она посещала литературные «субботы» Ростопчиной, играла вместе с ней в благотворительных любительских спектаклях. Поэтесса посвятила М.А. Новосильцевой одни из самых известных своих стихотворений – «Зачем я люблю маскарады?» и стихотворение «Слова для музыки», воплотившееся в романс-шедевр П.И. Чайковского «И больно, и сладко».

Среди великосветских дам, игравших в Ивановском, в литературе называют княжну Анну Давыдовну Абамелек-Баратынскую (1814–1889). Нам не удалось найти этому документального подтверждения.  

  5

 А.Д. Абамелек-Баратынская, 1850-е гг.

Известная светская красавица, талантливая поэтесса-переводчица, адресат поэзии Пушкина, Козлова, Вяземского, Анна Давыдовна в то время жила в Казани вместе с мужем – казанским губернатором, сенатором Ираклием Абрамовичем Баратынским (брат поэта Евгения Баратынского) и изредка появлялась в Москве. О ее театральных увлечениях высшему свету было известно давно: «Сохранилась программа одного из вечеров в Михайловском дворце в 1839 г., где в «живых картинах» участвовали Жуковский, Михаил Виельгорский и другие, в том числе и Анна Давыдовна. Имя Баратынской в этой программе встречается трижды. Она занята вместе с Ф. И. Толстым (двоюродный брат графини А.А. Закревской – О.П.) в картине «Корреджо», которой начинался вечер, затем изображает «Юдифь» и участвует в картине «Мария и Зарема», показанной в финале. Образ Заремы, начиная с первых появлений её в свете, в модных тогда «живых картинах», буквально прикипел к красавице». Отец Анны Давыдовны, князь и генерал Давыд Семенович Абамелек отличился во время войн с Наполеоном и вполне возможно, что граф Закревский не раз пересекался с ним на своем боевом пути, да и с поэтом Баратынским, родственником Анны Давыдовны, семью Закревских связывало многое. Разумеется, графиня Закревская не могла не знать Анну Давыдовну по петербургскому высшему свету и вполне могла пригласить поиграть в своих спектаклях.                                                   

6 (2)

Евдокия Петровна Ростопчина

Среди гостей Ивановского часто бывала поэтесса графиня Евдокия Петровна Ростопчина (1811–1858), которая также принимала участие в театральных постановках. Страсть к театру у Ростопчиной, несомненно, присутствовала с детства и подогревалась литературными интересами. Е.П. Ростопчиной было написано ряд пьес для театральных постановок в московских Императорских театрах. С 1852 по 1854 гг. на сцене Большого театра в бенефисах актера Т.М. Домбровского, артистки М. Д. Львовой–Синецкой и актера Ф.Н.Усачева были поставлены ее комедия «Домашнее уложение», драма «Людмила и Люба» и комедия «Ни тот, ни другой».

7 (2)

Мария Дмитриевна Львова-Синецкая    

23 сентября 1856 г. в Малом театре в бенефисе актера М.П. Соколова была поставлена последняя при жизни Ростопчиной ее пьеса, заимствованная с французского драма «Семейная тайна». Связь Е.П. Ростопчиной с театральным миром была очень тесной. В своем двухэтажном особняке на Садово-Кудринской по субботам она принимала известных литераторов, а также знаменитых артистов Малого театра - М. С. Щепкина и И.В. Самарина. В салоне Ростопчиной «главный драматург» Малого театра А.Н. Островский в 1849 г. читал свою комедию «Банкрот» и Ростопчина поддержала молодого автора, рекомендуя пьесу влиятельным лицам. Вместе с дочерью Закревских Лидией она вплоть до последних дней выступала в благотворительных любительских спектаклях.

Лидия Ростопчина вспоминала, что в 1857 г. «В день св.Аграфены нас повезли в Ивановское, по случаю имянин графини, на обед, назначенный в четыре часа; мать  осталась ночевать там, чтобы принимать участие в репетициях предстоявшего спектакля…Закревские  были очень гостеприимны – в дни празднеств они принимали у себя до полутороста человек, разъезжавшихся только после ужина, подававшегося по окончании неизбежного спектакля. На этот раз после представления в театре, когда зрители вошли в громадный мраморный вестибюль, там оказались расставленные стулья и любителями было разыграно первое действие «Горе от ума» – Грибоедова. Пленительный красавец Болеслав Маркевич исполнял роль Чацкого… Он и наш родственник Лонгинов, игравший Фамусова, были так хороши, что я никогда больше не видала ничего подобного. Пышная красавица брюнетка, Софья Давыдова, дочь знаменитого «партизана», легендарного героя войны 1812 г., изображала Лизу…до чего она тогда была хороша…».

Актер-любитель Лонгинов был впечатляющий фигурой. Михаил Николаевич Лонги́нов (1823–1875) – русский литератор, писатель, поэт, историк литературы и одновременно крупный чиновник, главный цензор России, начальник главного управления по делам печати Министерства внутренних дел. С 1854 г. Лонгинов служил чиновником по особым поручениям при Московском военном генерал-губернаторе Закревском. Будучи страстным театралом и «постоянным любителем как сцены, так и кулис», приложил свои литературные способности также и в области изящного слова – переводил для сцены французские комедии и водевили.

8 (2)

Михаил Николаевич Лонгинов

Почти все свои пьесы М.Н. Лонгинов написал, служа при Закревском. Князь Д.В. Друцкой-Соколинский, знавший Лонгина, вспоминал: «Смех самого Михаила Николаевича был громкий, раскатистый, какой-то особенный. Актер Живокини (ведущий артист Малого театра В.И. Живокини – О.П.)  не раз рассказывал, что он всегда со сцены узнавал присутствие Лонгинова в партере, как бы силен ни был всеобщий хохот, и это его подбадривало…».                         

В воспоминаниях Л. Ростопчиной о постановке «Горе от ума» обращает на себя внимание одна примечательная деталь – отрывок из комедии Грибоедова был показан не на сцене усадебного театра, а в вестибюле главного дома. Думается, что это было устроено графиней Закревской не случайно, так как архитектурное пространство вестибюля очень напоминало декорации этого спектакля, шедшего на сцене Малого театра.

 9 (2)       10

Фото слева - А. Грибоедов «Горе от ума» на сцене Малого театра
Фото справа - Современная костюмированная фотография,вестибюль усадьбы Ивановское

В мужских ролях любительских спектаклей Закревских «…более других заявили о своих несомненных сценических дарованиях…гг.Тимашев –Беринг, Мамонов, князья Оболенский, Голицын и Долгорукий». Можно только предполагать, кого конкретно из представителей этих известных фамилий имел ввиду режиссер Соловьев. Претендентов на роль и близких к кругу Закревских из числа представителей известных княжеских фамилий было не мало. Это могли быть и соседи-помещики братья князья Оболенские, и недурно игравший на сцене князь Николай Александрович Долгоруков – доктор медицины, действительный статский советник, внук А. Я. Булгакова,  московского почт-директора, с которым Закревский с молодости дружил. Точно можно сказать только об Алексее Александровиче Тимашеве-Беринге (1812 –1872). С 1849 г. он выполнял особые поручения генерал-губернатора графа Закревскому, был членом Московского попечительного комитета о тюрьмах, Московским вице-губернатором, с 1854 г.– московским обер-полицмейстером. Прославился, по воспоминаниям современников, безграничной грубостью и нетерпимостью всяческого непослушания начальству, что не мешало ему увлекаться театром. Завершая рассказ о театральной жизни в Ивановском при Закревских, нельзя не сказать о Марии Васильевне Шиловской (по второму браку Бегичева, урожд. Вердеревская/1825–1879/), известной салонной певице, актрисы-любительницы, чей образ представлен на страницах романа Б. Маркевича.

11 (2)

Мария Васильевна Вердеревская

Мария Васильевна была одной из самых красивых и одаренных женщин своего времени, обладала божественным сопрано. Гении русского романса А.С. Даргомыжский, М.И. Глинка, М. А. Балакирев и М.П. Мусоргский посвятили ей ряд своих произведений. Домашний музыкальный салон Шиловской в Дегтярном переулке Москвы посещали выдающиеся русские музыканты, писатели и актеры. В имении Шиловских в Глебово-Избище под Истрой ставились любительские оперные спектакли под управлением дирижёра Мариинского театра К.Н. Лядова. Мария Васильевна сыграла немалую роль в развитии русского камерного пения, когда на сценах Москвы и Петербурга царили оперные дивы. Ее выступления в Ивановском в 40-х-50-х г. XIX столетия, можно сказать, заложили на будущее концертные традиции усадебного театрального зала, которые проявили себя уже в более поздние десятилетия.

                                                                    ***

1859 г. был ознаменован в театральной жизни Москвы громкой премьерой на сцене Малого театра драмы А.Н. Островского «Гроза»: «Публика была в восторге, пресса пестрела хвалебными рецензиями». Были ли на премьере граф и графиня Закревские – неизвестно. За несколько месяцев до премьеры «гроза» разразилась над домом Закревских – граф был отправлен в отставку и это известие потрясло Москву не менее, чем постановка драмы Островского в Малом театре. Большой и трудный путь семьи Закревских на родине подошел к концу и постепенно все члены семьи переехали в Италию. Театр в Ивановском приостановил свою жизнь…и только с приходом новой владелицы усадьбы графини С.В. Келлер театральная жизнь возродилась, открыв следующую яркую страницу в истории театра и русской усадебной культуры.

Материал подготовила автор исследования О. Г. Почекина, заведующая методическим отделом

Основная библиография:

1. Боборыкин П.Д. За полвека. Воспоминания. М., 2003.
2. Соловьев С.П. Любительские спектакли в Москве. Из воспоминаний// Русский архив.1874.Кн.1.
3. Дризен Н.В. Материалы к истории русского театра.М.,1905.
4. Кугель А.Р. «Московский Малый театр. 1824 – 1924», М., 1924.
5. Маркевич Б.М.  Четверть века назад. Правдивая история//Русский вестник.1878.Т.134[№4].
6. Уколовы Е.Л. и В.С. Владельцы, гости и театральная жизнь усадьбы Ивановское// Русская усадьба.Вып.15 (31). М., 2009.
7. Бельчиков Н.Ф. А.Н.Островский. Под секретным надзором (Архивные материалы). Журнал «Искусство», №1.М.1923.
8. Чешихин-Ветринский В.Е. М.С.Щепкин и его сценическая деятельность. В сороковых годах. Историко-литературные очерки и характеристики. М. 1899.
9. Лакшин В. Я. Отступление к прототипу. Театральное эхо. М. 2013.
10. Загоскин С.М. Воспоминания. Исторический вестник. 1900. Т. 79.
11. Нестеров М.А. Церковь Вознесения Господня в селе Ивановском. Рукопись.2011.
12. Проект реставрации, флигелей, переходов и театра б.ус. «Ивановское» ГЛАВМОСОБЛСТРОЙ при МОСОБЛИСПОЛКОМЕ, ТРЕСТ МОСОБЛСТРОЙРЕСТАВРАЦИЯ. Москва.1979-1980// Федеральный музей профессионального образования (филиал) Московского политехнического университета в г.Подольске/Архивные материалы по ус.Ивановское Подольского района. ГД-9, 10.ПО 9-10.
13. Ярцев А.А. Подмосковные прогулки. Подольск - Ивановское - Дубровицы - Остафьево / М. 2007.
14. Сахновский В.Г. Крепостной усадебный театр. Л., 1924.
15. Из воспоминаний артиста А.А.Нильского//Исторический Вестник.1893.т.54 (№10).
16. Гр. Л. Ростопчина Семейная хроника /Пер. А.Ф. Гретман. М. 1912.
17. Записки графа М. Д. Бутурлина. Т.2. М.: Русская усадьба, 2006.
18. Друцкой-Соколинский Д.В. Из моих воспоминаний о графе А.А.Закревском//Русский архив.1901.Кн.1.№4.
19. Пекелис М.С.  Александр Сергеевич Даргомыжский и его окружение. 1845-1857. - М., 1973. Т. 2.
20. Интернет-источники, включая материалы сайта ГА Малого театра России

 

 


« Вернуться

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

ОБЪЯВЛЕНИЯ