Из книги жизни графа А.А.Закревского

Декабрь

12 декабря 1808г. Русско-шведская война 1808-1809 гг.
А.А. Закревский, адъютант генерала Н.М. Каменского, получил чин капитана.

12 декабря 1811 г.
25-летний майор Закревский был назначен адъютантом военного министра М.Б. Барклая-де- Толли.

Декабрь 1813 г. В Зарубежном походе русской армии.
После отступления армии Наполеона за Рейн бо́льшая часть русско-прусско-австрийских войск, освободив Германию, подошла вплотную к границам Франции по Рейну. Практически весь декабрь 1813 г. основные силы армий союзников, получив передышку, находились на зимних квартирах. Главная квартира российского императора Александра I расположилась в городе Фрейбурге Великого Герцогства Баденского (Германская империя), в 17 км от восточного берега Рейна и в 50 км от швейцарской границы.
Сохранились письма, которые писал генерал-адъютант Е.И.В. А.А. Закревский из Фрейбурга своему другу, чиновнику по особым поручениям московского генерал-губернатора графа Ф.В. Ростопчина Александру Яковлевичу Булгакову. Учитывая, что А.А. Закревский, находясь при особе государя, был исключительно осведомлен в военно-политической ситуации и делах в России, эти письма стали ценными историческими документами, дающими дополнительные представления об эпохе и раскрывающими мысли и чувства автора – живого свидетеля тех событий.

Из писем А.А. Закревского к А.Я. Булгакову:
«13 декабря 1813 г. Фрейбурх.
…Можно ль было ожидать 1812 года, когда мы от Бородина и шли к Москве, что события нынешние совершаться. Где же мы теперь, часть за Рейном, другая на старых границах Франции, а третья по его сторону Рейна, где и мы еще имеем свое пребывание, но надеемся скоро также отсель следовать в Базель, а может и в Берн. Вот каковы чудеса божии. Любезнейший Александр Яковлевич, подпора злодея отклеивается от него, а присоединяется к нам. Швейцария присоединилась и дала уже на защиту общую часть войск своих, Дания и Король Неаполитанской также к нам присоединятся, скажите можно ли больше ожидать от бога, как нынешних происшествий для Славы России. Смело можно сказать, что Велик России бог…».
«23 декабря 1813 г. Фрейбурх.
…Военные люди приносят свою наичувствительную благодарность попечителям Москвы, которая может утешить после войны. Здесь шатающихся воинов, кои привыкли оную любить, и проводить приятно время после всякого случая… не худо бы если б…богатые дворяне, построили в Москве большое здание для калек наших, кои не имеют никакого содержания, где бы могли провести по милости почтенного дворянства остатки дней своих…А дабы не могло произойти в постройстве зла, то полезно бы было если б Граф Ф.В. (Ростопчин – О.П.) взял сие на себя. Вот мысль моя касательно изувеченных, в прочем я пишу сие как человеку коего я люблю и почитаю… Весьма правильно вы Лейпцигское дело наше называете Александровским, естлиб не Государь наш, то бы сего не было. Сколько ему стоило труда уломать на сие толстаго Шварценберха…».

Для патриота А.А. Закревского граф Ф.В. Ростопчин был «воплощением идеалов русского духа», и он всегда испытывал к нему безграничное доверие. Вспоминая Лейпцигскую битву, А.А. Закревский подчеркнул, что именно вмешательство российского царя в критический момент сражения стабилизировало ситуацию в пользу союзников. Как известно, победа под Лейпцигом стала во многом определяющей в освобождении Европы от диктатуры Наполеона. Упоминаемый в письме К.Ф. Шварценберг – князь, австрийский фельдмаршал. В 1813-1814 гг. являлся Главнокомандующим союзными войсками.

Фрейбург-НАДО-1

Фрейбург. XIX в.

Булгаков А.Я.

А.Я. Булгаков. Художник-гравер Афанасий (?) Афанасьев, представитель московской школы «крепостных граверов». Гравюра 1820 – 1830-х гг.(?). 

 

Шварценберг

Князь Шварценберг сообщает союзным монархам о победе в «битве народов» при Лейпциге. Художник Иоганн Петер Крафт. 1817 г.

1814-15 гг. Петербург.

После завершения зарубежного военного похода генерал-адъютант Е.И.В. А.А. Закревский жил в Петербурге, находясь в ожидании возвращения императора Александра I из Европы. Русский император с сентября 1814 по июнь 1815 г. принимал участие в подготовке Венского конгресса – важнейшего мирового события после разгрома Наполеона, на котором были сформулированы решения по закреплению роли государств-победителей на карте Европе. Своими мыслями о конгрессе и положении дел в Петербурге А.А. Закревский делился в письмах к друзьям.

26 декабря 1814 г. Из письма Закревского А.А. к Булгакову А.Я.: «…Сколько мы не ждем любимаго нами Монарха, но не имеем надежды прежде февраля его здесь увидеть; дай бог чтобы все кончил, как ему хочется. Много мешают в Венском конгрессе французы и англичане, которыя мне кажется сами не знают чего хочут, а может статся наблюдают на будущее время важнейшия выгоды своего Государства. Кто сего последняго не жалаит… Писма ко мне адресуй подле Конюшенного моста в дом Г-на Данилова.».

29 декабря 1814 г. Из письма Закревского А.А. к другу, флигель-адъютанту императора графу П.Д. Киселеву, находившемуся в составе государевой свиты на Венском конгрессе: «…Ваш конгресс нам так наскучил, а более неведение его, что мы выходим из терпения и желаем дабы Царь наш скорее возвратился в Россию для искоренения явнаго воровства».

Выдержка из последнего письма весьма показательна для понимания социально-политических взглядов А.А. Закревского в тот период. «Человек методичный и наблюдательный, Закревский, оказавшись в конце 1814 г. в Петербурге, недолго разбирался в порядках, царивших в высшем эшелоне власти, важным элементом которого стал, и он сам.». В чиновничьих кругах петербургской власти процветали не искорененные царем злоупотребления. Особенно задевало Закревского положение в воинских частях.

Известно, что в послевоенную эпоху одна часть генералитета русской армии придерживалась взглядов князя П.М. Волконского, а другая – А.А. Аракчеева. А.А. Закревский принадлежал к первой группе, к так называемой «русской партии», в которую входили его боевые друзья – генералы М.С. Воронцов, Д.В. Давыдов, А.П. Ермолов, П.Д. Киселев, И.В. Сабанеев. Они «подчеркнуто щепетильно относились к казенным деньгам, выступали против «немецкого засилья» в армии и, подобно множеству русских дворян, старались «никого не сделать несчастным». Однако, «… Закревский гораздо раньше своих друзей понял истинное положение дел в стране. Во многом ему было психологически гораздо тяжелее, чем, например, Ермолову или Сабанееву, ибо он каждый день видел как функционирует высший эшелон Власти. Он знал больше…».

12 декабря 1815 г. Новый этап карьеры

В этот день был образован Главный (будущий Генеральный) штаб русской армии по "Положению об управлении военным департаментом", сохранившему разделение управления военным ведомством на части "фронтовую" и "экономическую" по типу управления большой действующей армией на время войны 1812 г. Начальником Главного штаба Е.И.В. был назначен князь П.М. Волконский с полномочиями главы военного управления. Во главе канцелярии при начальнике Главного штаба был поставлен дежурный генерал А.А. Закревский.
Новое назначение дало Закревскому возможность с большой эффективностью и беспристрастно наводить порядок в военном управлении и армейских частях. Популярность А.А. Закревского среди офицеров и солдат, очевидные успехи в налаживании дел в дальнейшем породили множество его завистников и недоброжелателей при царском дворе, но это не заставило Закревского отойти от своих принципов: «За правду начинают сердиться, молчать же мне нельзя». На этом видном и ответственном посту А.А. Закревский прослужит до 30 августа 1823 г.
 
Венский конгресс
 
Большой Венский конгресс для восстановления свободы и справедливости в Европе. Литография художника Фридриха Кампа, 1814 г. В центре у стола (слева направо) — российский император Александр I, австрийский император Франц I и прусский король Фридрих Вильгельм III.
 
Киселев- 3
 
Генерал П.Д. Киселев. Литография по рисунку Бараба. 1829 г. Из издания «Столетие Военного министерства 1802-1902».
 
Волконский
 
Портрет генерал-лейтенанта князя П.М. Волконского. Художник Жан-Анри Беннер. Франция,1817 г.
 

11 декабря 1819 г.

Начальник Инспекторского и Аудиторского департаментов Главного штаба Е.И.В генерал-майор А.А. Закревский был пожалован табакеркой с алмазами и портретом императора.

В ведении А.А. Закревского в Главном штабе был огромный круг вопросов. Помимо департаментов ему подчинялись военно-сиротские отделения, корпус фельдъегерей, обер-священик армии и флота, инспектор госпиталей. Он занимался вопросами всего личного состава многосоттысячной армии России и ее комплектованием, проблемами русской военной юстицией, курировал Военно-топографическое депо, ведал рассылкой Высочайших приказов, внутренней стражей, заботился о семьях военнослужащих, рассматривал жалобы на военных, поступавшие в правительство.
«Уже на этой должности проявилось то, что можно назвать «стилем Закревского» – его выдающееся умение оптимизировать работу тех учреждений, которыми он руководил. Закревского очень часто упрекали в формализме и педантизме. На современный русский язык эти упреки из XIX в. переводятся примерно так: он стремился заставить чиновников выполнять те обязанности, за которые они получали зарплату – не более того…Строгими дисциплинарными мерами в сочетании с поощрениями Закревский добился впечатляющих результатов…Порядок, установленный Закревским, несмотря на смену начальников, сохранялся до конца царствования Николая I.».

Служба в Главном штабе дала возможность А.А. Закревскому реально оценить ситуацию в стране. В письмах Закревского от 1816-1818 гг. к графу М.С. Воронцову, командиру русского оккупационного корпуса во Франции, содержатся весьма откровенные высказывания, касающиеся беспорядков по департаментам комиссариатскому и провиантскому, которые «не скоро в оных искоренить можно», злоупотреблений на фоне бесконечных парадов, постоянных разводных учений гвардии и военной муштры – «…и у нас так часто бывают оные, что не знаю, куда класть больных, которых лежит в госпиталях более 5 тысяч человек», жизни в военных поселениях, воровства во всех министерствах – «Не удивляюсь, что министры наши пользе государственной мешали; когда же они сего и не делали? <…> Никогда сего они не оставляли и не оставят. <…> Я такое получил наследство по департаментам, мне порученным, что никак не надеюсь оные исправить, при всем моем усердии».
Закревский с горечью писал Воронцову по поводу введения управляющим Собственной Е.И.В. канцелярия А.А. Аракчеевым особых фурштадтских батальонов, которые должны были снабжать армию провиантом в военное время: «Государю в Петербурге понравилось, ездивши по мостовой: во всей форме сидит правящий фурлейт лошадьми, в кивере и сабле. Как вы думаете: неужели везде будет такая дорога во время действия, как в Петербурге мостовая? <…> Нам могут служить примером форштаты австрийские, от которых солдаты умирают с голоду. Мнения не посылайте ни к Аракчееву, ни к Государю, поздно, да и не послушают, ибо видят пользу бесполезную в Петербурге».

В декабре 1819 г. А.А. Закревский завершил работу, связанную с созданием знаменитой Военной галереи Зимнего дворца.

По поручению Александра I в 1-м отделении Инспекторского департамента Главного штаба, за который отвечал дежурный генерал А.А. Закревский, велось формирование списков генералов, чьи портреты должны были быть написаны и помещены в Военную галерею. А.А. Закревским были доработаны окончательные списки генералов, принимавших участие в походах 1812-1815 гг., и направлены в Комитет «для аттестации и удостоения тех из них, кои по подвигам своим заслуживают быть помещенными в портретную Галерею Генералов, отличившихся в последнюю войну». Представленные списки Комитет рассмотрел и сообщил в Главный штаб результаты. Немало фамилий из списка было отклонено по неизвестным причинам. После событий на Сенатской площади 1825 г. было также отменено помещение в Военную галерею почти всех портретов прославленных в боях родителей декабристов.

Табакерка - НАДО

Табакерка, золото, эмаль, бриллианты, вставка крышки с портретом императора Александра I. Россия, около 1815 г.(?). 

Закревский-1818г.

Портрет Арсения Андреевича Закревского. Неизвестный художник. Около 1818 г.

Аракчеев

Военное поселение. Художник А. В. Моравов.1912 г.

 

6 декабря 1826 г.

Высочайшим указом Правительствующему Сенату генерал-губернатор Великого Княжества Финляндского А.А. Закревский был назначен присутствовать в Сенате.

25 декабря 1826 г.

В этот день состоялось торжественное открытие зала, где разместилась Военная галерея – одна из галерей Зимнего дворца в Санкт-Петербурге. Среди 332 портретов русских генералов, участвовавших в Отечественной войне 1812 г. и Зарубежном походе 1813-1814 гг., был размещен портрет генерал-лейтенанта А.А. Закревского. Во время церковной службы в дворцовом соборе, предшествовавшей церемонии освящения галереи, «солдаты кавалерийских полков были построены в Белом зале, пехотных – в Большом тронном. Затем те и другие прошли по галерее торжественным маршем мимо портретов военачальников, под командой которых они доблестно сражались в 1812–1814 годах».

27 декабря 1859 г. Крещение внучки княжны Марии Дмитриевны Друцкой-Соколинской.

13 декабря в Женеве у графа А.А. Закревского родилась внучка Маня и он приехал на обряд ее крещения. Дед Арсений Закревский стал крестным отцом внучки.
Княжна Маня всю свою жизнь прожила в Италии, была дважды замужем, собственных детей у нее не было. Красивая и доброжелательная, она любила детей и устраивала им праздники. Посадила на семейной вилле Гальчето привезенную из России сосну, установила статуи в русском стиле. Местные крестьяне удивлялись – «иногда она носила чулки разного цвета (один красный, другой синий) – чтобы следовать моде того времени или, скорее, в соответствии с цветами семейного герба?)». Виллу в Гальчето, где бывал ее дед граф Закревский, она была вынуждена в 1925 г. продать. Похоронена княжна Маня на кладбище Соффиано во Флоренции. На мраморной плите захоронения выбита трогательная эпитафия «Княгиня Маня Друцкая-Соколинская, вдова Кутури, добрая и милосердная душа; 13 декабря 1860 – 13 декабря 1940».
Часть памятных вещей семьи Закревских княжна Маня при жизни подарила своим родственникам – семье князя А.В. Друцкого-Соколинского, проживающей в Бельгии. Глава семьи в 2014 г. передал в дар музею-усадьбе Ивановское подлинные служебные папки для бумаг графа А.А. Закревского.

6/18 декабря 1862 г. Рождение младшего внука князя Арсения Дмитриевича Друцкого-Соколинского.

Младший внук графа Закревского был назван в честь деда Арсением. Родился он в Италии. В 1881 г. в Санкт-Петербурге закончил Николаевское кавалерийское училище, служил в Императорском конногвардейском полку. С 1886 г. был уволен в запас и переехал в своё имение в с. Муратовка Мокшанского уезда Пензенской губернии. Его деятельность на благо уезда и губернии получили известность и признание. Не раз князь Арсений избирался мокшанским уездным предводителем дворянства, почётным мировым судьёй, гласным уездного и губернского земских собраний. При его действенном участии в Мокшанском уезде были созданы школьная сеть, участковая агрономия, получили развитие медицинская и ветеринарная службы. В частной жизни он был «добрым другом для всех своих знакомых, прямым, правдивым, простым и доступным». Скончался Арсений Дмитриевич в 1912 г. На одном из венков на его могиле была выбита многозначащая надпись: «КНЯЗЮ – ЧЕЛОВЕКУ». Его дочери – Мария и Ольга похоронены во Франции.

Декабрь 1864 г. Италия, в гостях у дочери.

Осенью 1864 г. почти восьмидесятилетний граф А.А. Закревский приехал к родным во Флоренцию. Выглядел граф слабым. Дочь Лидия вывезла отца на виллу Гальчето. В декабре Арсений Андреевич чувствовал себя уже хорошо, и семья вернулась во Флоренцию. Как вспоминал его зять, «Казалось, что он будет жить счастливо еще долгие годы…».

Галерея-1

Военная галерея 1812 года. Фрагмент картины Г.Г. Чернецова. 1829 г.

Закревский-1825

Арсений Андреевич Закревский. 1786–1865 гг. Художник Д. Доу. Не позднее 1825 г. 
Портрет размещен в Военной галерее. А.А. Закревский изображён в генерал-адъютантском мундире, введённом в 1815 г., с вензелем императора Александра I на эполетах.

Мария

Княгиня Мария Дмитриевна Друцкая-Соколинская. Фото начала 1880-х гг.

Арсений

Князь Арсений Дмитриевич Друцкой-Соколинский. Фото 1880 -х гг.

 

Материал подготовила О.Г. Почекина


« Вернуться

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

ОБЪЯВЛЕНИЯ