Владельцы усадьбы - свидетели драматических событий Отечества

После отмены крепостного права. Судьба усадьбы при графине Келлер.

Фото №1

Отмена в 1861 году крепостного права серьезным образом отразилась на судьбах сельских дворянских усадеб и привела многих из них к неминуемому краху. Если на 1852 г. в Подольском уезде накануне отмены крепостного права числилось 204 усадебных владения, то к 1890 г. уже значились 141 усадьбы. Не справившись с новыми социально-экономическими условиями жизни, дворяне-владельцы часто обрастали долгами и продавали свои имения купцам и промышленникам.

В 1873 году усадьба Ивановское перешла во владение представительницы известного дворянского рода графов Бобринских и супруги генерал-майора графа Виктора Фёдоровича Келлера графини Софьи Васильевны Келлер (1837–1918?). Аристократическая чета Келлеров, по-видимому, имела слабое представление о том, как следует управлять крупной дворянской усадьбой в новых условиях хозяйствования пореформенной России. Ивановское, которое приобрела графиня С.В. Келлер было безземельным и бездоходным. На содержание огромного дома c хозяйственными постройками, усадебным театром, оранжереей, парком, а также ведение благотворительной деятельности, которой активно занималась графиня Келлер, постоянно уходили большие деньги. Окончательно запутавшись с долгами, не сумев оплатить своих векселей вовремя, она была вынуждена передать Ивановское в залог крупным промышленникам и меценатам Бахрушиным. 

Фото № 2 -

С. В. Келлер

Ю.В. Бахрушин - потомок новых владельцев, с горечью описывал как происходила в 1894 году передача имения: «графиня Келлер, будучи не в состоянии вывезти всего несметного движимого имущества, приказала своему управляющему разрешить всем брать из дому все, что им понравится, но только не новым владельцам…окрестные крестьяне наваливали на свои подводы столы с крышками из цельного малахита и ляпис-лазури, огромные, в человеческий рост, фарфоровые вазы Императорского завода…, музейную мебель красного дерева и карельской березы, столовую посуду…По бездорожью глубокой осени обозы медленно выползали с красного двора усадьбы и растекались по проселкам. Часто на каком-либо ухабе воз опрокидывался — разлетались в куски драгоценный фарфор, мебель и сибирские монолиты. Наконец вошедшие в раж стяжатели начали отковыривать художественную чеканную бронзу от каминов и дверей… в парке преспокойно освободили памятник гр. Каменскому ото всех обременявших его бронзовых атрибутов… графиня Келлер на прощанье готовила еще один сюрприз — она твердо решила перед уходом крепко хлопнуть дверью. Среди недвижимых ценностей усадьбы были знаменитые оранжереи Закревского. Там в парном воздухе теплиц в грунте росли столетние померанцы, персиковые деревья со стволами в человеческую руку, тропические пышные ананасы и причудливые бананы…В ночь подписания акта управляющий графини отдал последний приказ садовникам — открыть настежь все теплицы. …Лишь несколько персиковых деревьев уцелело каким-то чудом...». Прежде богатое имение досталось Бахрушиным фактически пустым…

Эту историю, пожалуй, можно было бы посчитать лишь личной драмой графини Келлер, лишившейся полюбившейся усадьбы и не пожелавшей бескорыстно отдавать «ненавистным» купцам богатое усадебное имущество (справедливости ради, следует сказать, что движимое имущество не входило в обязательства Келлер перед Бахрушиными и юридически она была права). Однако, в результате столь драматического «столкновения» этих двух разных «социальных миров» на рубеже XIX-XX веков были навсегда утрачены ценности одной из крупнейших подмосковных дворянских усадеб Ивановское, которые могли бы в той или иной мере дойти до наших дней и стать уникальной частью культурного наследия России.

Материал подготовила Почекина Ольга Геннадьевна 

 

 


« Вернуться

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

ОБЪЯВЛЕНИЯ